Назад к списку

Антисуггестивные барьеры

Печатается по: Лозанов, Г. Суггестология = Сугестология. — София: Наука и изкуство, 1971. — 518 с. — 5 094 экз.Перевод с болгарского: С.Г. Гринвальд

 При непрерывном взаимодействии организма с окружающей средой организмы разработали ряд защитных средств. Полностью выяснены не все механизмы биологической защиты организма. Они известны как биологические барьеры, например механические, термические, инфекционные, интоксикационные и другие виды устойчивости здоровой коже; определенной степени бактерицидные свойства в слизистых оболочек; свертывание крови; врожденный и приобретенный иммунитет и т. д.


И. П. Павлов неоднократно подчеркивал защитную роль процесса торможения. Торможение, по его словам, предотвращает разрушение нервной клетки. Поэтому не рекомендуется безоглядное терапевтическое воздействие на симптомы, приводящее к распространению защитного тормозного процесса. Но человеческая личность - это полное психофизиологическое единство. Психические процессы, хотя и немыслимые без физиологических, все таки имеют и свои качественно различные особенности и закономерности. Грубая физиология психики уже давно является изжитым этапом в науке. Богатое разнообразие психических процессов и явлений не может быть исчерпано более элементарными возможностями физиологии на современном уровне развития, поскольку физиология не может быть сведена к физике и химии.

Поэтому для разъяснения вопросов внушения, которые являются психологическим явлением, необходимы не только физиологические, но и психологические исследования и наблюдения. Это означает, что совершенно правильно исследовать как физиологические механизмы защиты в человеческую личность, так и рассмотреть на механизмы психической защиты. Особенно важно знать нормальное и болезненное усиленное психическое противодействие внушению.

Как уже отмечалось, организм находится в постоянном взаимодействии с окружающей средой. В этом взаимодействии он получает информацию, поступающую очень часто путём недостаточно осознаваемого, недостаточно понятного внушения, которое часто скрывается амнезией или просто подпорогово. Можно предположить, что, если бы мы так часто бессознательно реагировали на многие и такие разнообразные психические влияния из внешнего мира, мы были бы беспомощными игрушками случайности. Мы предполагаем, однако, что по подобию биологической защиты человек также создал психические защитные устройства против вредного воздействия. Это антисуггестивные барьеры, которые мы исследовали. Они принимают или отвергают различные суггестивные психические эффекты.

В психологическом анализе можно в первую очередь заметить антисуггестивный барьер, который создается сознательным критическим мышлением. Когда внушение с более или менее сознательной составляющей попадает в область сознания, критического мышления, оно тщательно обсуждается всеми сторонами, прежде чем быть принятым. Критическое сознательное суждение о раздражении, внушение, прошедшее проверку, является первым серьезным разрушителем антисуггестивного баръера. Критично-логический барьер отвергает все, что не создает впечатление добронамеренного логического изложения.

Глубокий психологический анализ ряда суггестий показывает, что за пределами сознательного критического мышления существует бессознательный, интуитивно-аффективный барьер внушений. Этот антисуггестивный барьер исходит из врожденного негативистского отношения каждого человека. У маленького ребенка, до полного развития второй сигнальной системы и сознательного критического мышления, существование зависит от гораздо более доступного интуитивно-аффективном барьера. Дети часто реагируют отрицательно на наводящие на размышления влияния. Этот недостаточно сознательный или почти бессознательный механизм антисуггестивной реакции с возрастом постепенно ослабевает, но не исчезает. Очень часто он сохраняет тот же размер, что и в детстве, но он остается маскированным новым критически-логическим барьером, выработанным у взрослого. Интуитивный антисуггестивный барьер отвергает все, что не создает доверия и безопасности. Так или иначе дошедшие до него раздражители остаются без изменений. Либо наоборот, личность часто реагирует в противоположную ожидаемой сторону.

При второсигнальном, мыслительном типе, критически-логический барьер развит лучше, тогда как интуитивно-аффективный барьер более выражен при первосигнальных, художественных типах.

Поэтому в случае лечебных внушений первый тип создает первый барьер, а второй - интуитивно-аффективный барьер. При некоторых заболеваниях, таких как психастения или истерия один из двух барьеров, прежде бывших в равновесии, начинает болезненно гипертрофироватся. Это мешает суггестивному лечебному влиянию. Одновременно тормозится правильная суггестивная уравновешенность личности с окружающей средой. Болезненная гипертрофия критически-логического барьера образует барьер мудрствования, а интуитивно-аффективного - барьер негативизма.

В дополнение к логическому и аффективному барьеру существует также третий антисуггестивный барье - этический барьер. Любой врач-психотерапевт, у которого есть опыт с внушением в состоянии бодрствования, если он замечает трудности в работе с больными, согласится с тем, что ему часто приходится сначала преодолевать затруднения, создаваемые логическим барьером. Однажды преодолев эти трудности, он должен справиться с противодействием, создающим негативистичный барьер - противодействие, страх перед неизвестностью, колебание, «на всякий случай» сопротивление. Очень часто преодоление двух барьеров идет рука об руку. Но и тогда могут быть трудности. Они возникают, если внушения противоречат основным этическим принципам личности. В экспериментах было доказано, что внушения, противоречащие этическим принципам личности, не реализуются. Однако трудности этического барьера чаще всего не имеют значения, поскольку внушения обычно необходимы для этического ядра личности. А когда нам приходится делать внушения в медицинской практики , которые имеют непосредственное отношение к этическому барьеру, то, конечно, мы сталкиваем с ослабленным морально лицами.

В случаях, когда логический барьер болезненно гипертрофирован при некоторых заболеваниях вследствие психастении, как и в случаях болезненной гипертрофии аффективного барьера при некоторых истерических заболеваниях, ярко проявляющаяся симптомами негативизма, и этического барьер болезненно манифестируется в ряде случаев, особенно при некоторых невротических заболеваниях, связанных с наплывом аморальных мыслей или импульсов к действию. В таких случаях конфликт между навязчивыми безнравственными мыслями и действиями и увеличенными этическими требованиями больного человека приводят к глубокой депрессии.

Больная М. страдала от явных навязчивых мыслей о сексуальном контакте с ее сыном. Поскольку это была только болезненная навязчивая мысль, которая резко противоречила ее этическому строю, она впала в глубокое депрессивное состояние с сильными мыслями о самоубийстве. Исцеление произошло, когда она избавилась от этих навязчивых мыслей и снова была в гармонии со своими этическими требованиями.Преодоление как логического, так и эмоционального и этического антисуггестивного барьера требует не просто навязывания, а скорее сообразования с их индивидуальной структурой. Гораздо быстрее и легче реализуется внушение, которое соответствует логическим требованиям личности, с его врожденным негативистским сопротивлением как выражением аффективной бдительности, а также с его этическим ядром.Преодоление барьеров на самом деле означает соблюдение барьеров. В противном случае внушение обречено на провал.Необходимо иметь в виду, что три антисуггестивных барьера настолько тесно переплетаются и взаимно импрегнированы, что их часто невозможно отделить друг от друга. Поскольку невозможно разделить мышление, изолированное от памяти и аффекта, например, мы не можем отделить барьеры друг от друга в «чистой форме».Крайне важна для успешного преодоления трех антисуггестивных барьеров в медицинской психолечебной практике готовность человека к исцелению через лечение с внушением. Это уменьшает мощность всех трех барьеров. Расслабляясь спокойно и с уверенностью в кабинете врача, человек освобождается от напряжения логического, негативного и этического барьера и облегчает доступ к лечебным внушениям.Те же антисуггестивные барьеры требуется преодолеть педагогу в его работе. Если он может создать авторитет и доверие, если он поможет учащемуся доверять ему и расслабиться в своих опытных педагогических руках, он создаст необходимую предварительную педагогическую среду, которая обеспечит ему значительный успех в работе с учащимися.Целенаправленное использование суггестивных инструментов в педагогической практике, внезапно раскрывает неподозреваемые резервные возможности человеческой высшей нервной деятельности в процессе обучения. Наиболее поразительно, что эти скрытые резервы мозга в прошлых экспериментах проявляются в терминах памяти, которая в условиях сугестопедии достигает сверхпамяти. Но для того, чтобы получить суггестопедические гипермнестические результаты, необходимо преодолеть антисуггестивные барьеры и достигнуть неиспользуемых запасов человеческой психики. Традиционное, устоявшееся представление о возможностях человеческой памяти показало, что в этом отношении антисуггестивные барьеры значительно гипертрофированы. Их поддерживают существующая суггестивная установка об ограничении объема возможностей памяти. Первоначальное внушение укрепилось в доказательстве повседневной практикой, которая, в свою очередь, с ее аргументацией создала дополнительное суггестивное усиление восприятия определенной общественно нормы памяти. <…>

Существование трех антисуггестивных барьеров является биологически необходимым, поскольку в противном случае человеческая личность легко доступна для любого внушения. Они, как я изложил, отводят психологическую угрозу от здоровья. Известно, что по пути внушения можно изменить ряд привычек, отношений и ряда физиологических отправлений организма. Внушение может вылечить психическое и физическое заболевание, но в отсутствие или ослаблении этих антисуггестивных барьеров внушение может даже стать причиной болезни. Антисуггестивные барьеры являются фильтром при пропускании раздражителей от окружающей среды в бессознательную психическую деятельность. Их механизмы построены филогенетически и онтогенетически в соответствии с жизненными потребностями человечества.

Обычно считается, что внушение должно преодолеть трудности сознательной критики. Выходит, внушение похоже на своего рода обман критики личности. Это понятие не соответствует действительности. Напротив, преодоление логического барьера никоим образом не означает обмана критического мышления человека. Такая идея вульгаризована, упрощена, она порочит понятие внушения и не помогает в его правильно понять и целесообразно использовать в практике. Преодоление логического барьера требует, прежде всего, того, чтобы внушение содержало элемент добронамеренного логического изложения. Мотивированное внушение предлагает в значительной степени такие возможности. Логично изложенная мысль авторитета с его разумной солидности и неоспоримостью имеет дополнительный суггестивный эффект. Суггестивное влияние многих авторитетных личностей, концепций, идей и т. д. построено по тому же принципу.

Негативные барьеры также преодолеваются не обманом или насилием, а пониманием и доверием. Детский негативизм существует и у взрослых людей, но в гораздо более прикрытой форме. Доверие, контакт, положительный аффективный резонанс, авторитет облегчают согласование с индивидуальными особенностями негативистичного барьера.

Этический барьер является ядром этических ценностей, созданных в индивидуальном опыте отдельного человека. Там основное установки и интересы личности. Внушения должны соответствовать им.

Пока не будет преодолены критические, пусть и не всегда явно осознаваемые установки, пока не будет преодолен естественный негативизм и не будет получена гармония с основными этическими ценностями и фокусом ядра личности, внушение не может рассчитывать на положительные результаты. В некоторых случаях, из практики исцеления, преодоление этих барьеров очень сложно, для этого нужны дни и месяцы. А в других это происходит внезапно. Важнейшим вопросом в практической суггестологии является методический подход к преодолению трех антисуггестивных барьеров.

Неопытный психотерапевт чаще всего полагается на сухую логику или брутальную настойчивость. Убедившись, что никакого результата не получено, он решает, что внушение должно быть «пропихнуто» во время гипноза или подпорогово. Однако остаётся разочарован и в этих случаях, если он не соблюдает требования трех антисуггестивных барьеров. Независимо от того, является ли суггестивные раздражители отчасти осознаваемыми или направлены директивно в бессознательную психическую область - чтобы они реализоваться, они должны быть согласованы и гармонизированы с тремя антисуггестивными барьерами. Вот почему, независимо от того, какая суггестивная методика применяется, необходимо, чтобы начинающий специалист был тщательно обучен и подготовлен.

Предлагается ряд методов внушения. И. В. Стрельчук (1953), например, предлагает метод, сообразный типологическому характеру личности. Но внушение не требует сообразование именно с типологическими чертами личности - особенно принимая во внимание их крайние варианты, которые слишком редки и часто сочетаются с гипертрофией одного из первых двух суггестивных барьеров. С другой стороны, так называемое директивное внушение очень часто не дает ожидаемых результатов.

Директивное внушение не принимает во внимание структуру личности, ее образ мышления, интересы... Для директивного внушения прежде всего важна восприимчивость, внушаемость. Вот почему оно не всегда может рассчитывать на прочные результаты. Когда внушение проникает в сознание, оно сталкивается с базовой структурой и установками личности, которые накапливались на протяжении её существования. И если внушения чужды основным тенденциям человека или недостаточно обоснованы, они быстро исчезают и теряют свое влияние.

Внушения должны быть крайне логично построены. Немотивированным внушениям угрожает опасность повиснуть в воздухе. Так, Л. Лёвенфельд (1922) соблюдал хорошую мотивацию внушения. Особенно подчеркнута, эта сторона в методе, который К.И. Платонов (1957) назвал мотивированной суггестией в бодрствующем состоянии Бернгейма-Бехтерев. Хорошая мотивация суггестии не только обеспечивает их долговечность в ряде случаев, но и усиливает их. В то же время мотивация не затрагивает и даже мобилизует честолюбие личности. Сегодня совершенно очевидно, что рациональная психотерапия П. Дюбуа (1904), которая опирается на интеллект и логику в действительности имеет очень много внушающих сторон.

В сущности, мотивация удовлетворяет потребность пациента в объяснении. То же самое происходит при косвеном внушении, ведь именно там объяснение короче и нагляднее. И в одном и в другом случае критическое мышление пациента удовлетворено.

Для борьбы болезненно с гипертрофированным интуитивно-аффективным барьеро - так называемым негативистским барьером, мы предложили «методу обратных внушений» (160). Среди многих пациентов, лечившихся по этому методу, особенно характерна картина больной E, результаты лечения которой были продемонстрированы 2 марта 1960 года перед семинаром по психотерапии в Городском психоневрологическом диспансере - София. Тогда пациентке было 30 лет и она страдала от сильного истерического невроза, в котором на переднем плане появилась выраженная дисфагия. Она не могла проглотить почти любую пищу или жидкости. Она достигла состояния кахексии. Было проведено всякое лечение, какое только могла предложить медицина, но она продолжала не есть и терять вес. Каждая попытка проглотить вызвала судороги глотательной мускулатуры. Внушения на облегчение глотания привели к ухудшению ее состояния. Попытка ввести ее инсулин под кожу привела к гиперемии и отёку - больная оказалась гиперчувствительна. Она не могла принимать лекарства ни инъекционно, ни через рот. Лекарства через клизму дали только желудочно-кишечные расстройства. Поставлееные в тупик, мы решили использовать метод обратного внушения, в котором мы полагались на преодоление сильно выраженной негативистичности. Был достигнут быстрый результат и хорошее восстановление. Катамнез в течение 10 лет.

М. Танцюра (1956) преодолевает в некоторых навязчивых состояниях гипертрофированные антисуггестивные барьеры с помощью метода, который требует не борьбы с навязчивой идеей, а их истощение повторением.

Не будет ошибкой говорить, что все методы суггестивного воздействия на самом деле являются методами преодоления антисубъективных барьеров.

Психологические механизмы преодоления, т. е. согласования с антисуггестивными барьерами, заложены в неспецифической психической реактивности. Однако их надлежащее использование требует хорошего знания как состояний, которые делают доступной неспецифическую психическую реактивность, так и качества и характеристики неспецифических факторов, которые соответствуют неспецифической психической реактивности. Без этих глубоких знаний ни один из разработанных методов внушения не может быть освоен вполне.

Главной чертой, которая характеризует внушение, является обход критики и логики личности. В. Бехтерев картинно изображает эту мысль как вход во «внутренние дворы через черный ход». И это достигается нами через различные суггестивные методы использования возможностей н. п. р. Здесь можно утверждать, что, при использовании внушения в медицинской практике, очень часто больные знают о лечении внушением, и все же это не делает психотерапию неэффективной. То же самое относится и к применению педагогической практики. Например, в суггестопедии все студенты знают, что суть их обучения - это внушение. Однако это не делает суггестопедию менее эффективной. Кроме того, мы лечили и врачей-психотерапевтов внушением, а также на наших курсах суггестопедии мы также обучали специалистов врачей психотерапевтов. Это специалисты, которые лучше всего знают, что такое внушение, и каковы механизмы его воздействия. Как пациенты, так и курсисты психотерапевты не отличались по восприимчивостии к лечебным или учебным внушениям от других пациентов или других студентов. То же самое касается врачей-психиатров и неврологов с теоретическими знаниями в психотерапии, а также психологами и педагогами. <…>

Значение отдельных элементов н. п. р. для преодоления антисуггестивного барьера отметили ряд авторов . К. И. Платонов подчеркивает внушающую силу интонации в физиологических экспериментах и ятрогенизации. И. Сумбаев (1958) писал: «... Слова имеют внушающее влияние только в этом случае, если они произносятся торжественно-пафосным или командным тоном, то есть когда слова действуют не только с их смысловым содержанием, но также с силой, ритмом и тембром звука с их аффективной окраской." В. Мясищев (1958) указывает на важность не только слов, но и мимики и пантомимики. A. Вайценхофер (1953) приписывает значение маргинальным внушениям, которые происходят через выражение лица и интонацию в голосе врача. Как уже отмечалось, это только отдельные элементы н. п. р. Ее возможностей, ее масштабы значительно шире. Следовательно, возможности для реализации нушения очень разнообразны. Способы, по которым поступает внушение, многочисленны, но механизм его реализации, вероятно, один - неспецифическая психическая реактивность, с помощью которой легче всего преодолеть антисуггестивные барьеры. Таким образом, достигается диалектическое единство десугустивно-суггестивного процесса.